Урожай винограда не может быть собран одним фермером. Срок между тем, как виноград созревает до его гниения относительно короткий, так что в этот раз нашему фермеру понадобится помощь. Таким образом, сентябрьское окно Шартра — это единственный труд из двенадцати, в котором работают два человека. Учитывая, что мы ассоциируем урожай винограда с работой над эмоциями, это вдвойне совпадает, поскольку эмоциональный центр — это механизм, ответственный за наше взаимодействие с другими людьми.

Этот урожай завершает три урожая, представленные в годовом цикле: сено, пшеница и виноград. Мы связали заготовку сена с работой над телом, жатву пшеницы с работой над умом и сбор винограда с работой над сердцем. В последовательности Шартра каждый из этих трудов занимает по два месяца: трава вырастает в мае и косится в июне; пшеница жнется в июле и обмолачивается в августе; а виноград собирается в сентябре и разливается по бочкам в октябре. У этого двухступенчатого принципа наблюдается закономерность. На первом этапе представлен продукт природы. Второй шаг — ответ фермера на этот продукт. Земледелец, по сути, культивирует и совершенствует природу. Подобно этому, фермер четвертого пути культивирует и совершенствует себя, что вызывает вопрос – а что производит ум, тело и сердце? Что такое урожай в человеке-микрокосмосе?

В то время как я пишу эти строки, мое тело производит бесчисленные сложные действия. Мой двигательный центр преобразовывает идеи моего разума в движения нажатий на клавиатуру, чтобы составлять буквы, слова, предложения и абзацы. Параллельно мой инстинктивный центр дышит, переваривает, чешется, циркулирует кровь и лимфу, контролирует и регулирует температуру тела и так далее. Урожай этих двух центров безмерен и непрерывен. Он весьма точен и, пока я физически здоров, безупречен. Эта четкость не зависит от каких-либо усилий с моей стороны и не требует моего внимания. «Внутренняя инстинктивная работа не нуждается в осознанности», — пишет Петр Успенский по этому поводу. «Она осознана сама по себе, независимо от интеллектуальной функции, и нет необходимости в повышении ее уровня». Таким образом, сбор урожая сена, символизирующий работу над телом, не требует усовершенствования человеком. Фермер косит и хранит сено в неизменном виде для круглогодичного кормления скота.

Мой ум также производит непрекращающийся урожай мыслей. Они циркулируют вместе с каждым дыханием, унося меня во вчерашний день или предвосхищая завтрашний, даже во время ночного сна. Однако в отличие от урожая тела, большинство моих мыслей бесполезны. Они практически не поддерживают или не улучшают мое функционирование. Следовательно, урожай ума должен быть переработан, и именно поэтому пшеница — символическая работа над умом — не только жнется, но и обмолачивается, веется и мелется. Без этого пшеница была бы слишком груба, чтобы служить человеку пищей. Такая переработка составила наши труды июля и августа: наблюдение наших мыслей, отделение полезного от бесполезного, и рафинирование полезного до мощных афоризмов, которые бы смогли соответствовать моменту. Эти афоризмы, как зерно, теперь могут храниться. Они могут кормить деревню в течение всего оставшегося года и служить для сообщества зернохранилищем-житницей.

Наш сентябрьский труд привнесет такую же дисциплину в сферу наших эмоций. Если тело ежедневно дает урожай импульсов, а ум — урожай мыслей, то что же производит сердце? Задача этого труда состоит в том, чтобы беспристрастно наблюдать наши эмоции и сопротивляться желанию их изменить. Но мы должны помнить, что октябрь станет месяцем переработки, вторым этапом сбора урожая винограда, символически изображенным как разлив по бочкам и брожение. Мы не можем перейти ко второму шагу, не завершив первый, и мы не можем воздействовать на наши эмоции, не наблюдая их должным образом. Поэтому в сентябре давайте наблюдать природу нашего эмоционального центра такой, какова она есть, и делиться нашими наблюдениями в комментариях.

Сколько эмоций произвело ваше сердце с начала этого дня?

Перейти к верхней панели