Ветви, которые мы подрезаем, не являются принципиально плохими. Они лишь контрпродуктивны с точки зрения нашей цели вырастить крепкий виноград. Если мы уменьшим естественный прирост виноградной лозы в это время года, мы перераспределим энергию, которую она обычно тратит на чрезмерный рост, и направим эту энергию на цвет и плоды. Это и есть цель подрезания; это Мартовский Труд.

Та же дисциплина должна быть применена к микрокосмосу: если мы надеемся увеличить производство сознания, мы должны перенаправить естественное распределение энергии. «Мы можем ‘помнить себя’, только если у нас есть энергия для ‘самовоспоминания’», - говорил Гурджиев. «Энергия тратится главным образом на ненужные и неприятные эмоции, на ожидание неприятных вещей, возможных и невозможных, на плохое настроение, на ненужную спешку, нервозность, раздражительность, воображение, мечтание и так далее.» Если бы у нас не было цели помнить себя - если бы мы не стремились произвести добротное вино - тогда мы могли бы свободно предаваться негативности и мечтаниям. Лозе нашей психологии можно было бы позволить беспрепятственно извиваться в эксцентричных, причудливых и даже гротескных направлениях без каких-либо последствий. Но сформулировав цель Быть в личном и значимом ключе - как мы это сделали во время Январского Труда – мы теперь обязаны стать более дискриминирующими к распределению наших ресурсов.

«Энергия тратится на неправильную работу центров», - продолжает Гурджиев; «На излишнее напряжение мышц, абсолютно непропорциональное производимой работе; на вечную болтовню, которая поглощает огромное количество энергии; на ‘интерес’, беспрестанно находимый в вещах, происходящих вокруг нас или с другими людьми, и на самом деле никакого интереса не представляющими; на постоянную растрату силы ‘внимания’ и т. д. и т. п.»

Отношение к привычкам как к утечкам энергии позволяет взглянуть на них более беспристрастно. Я становлюсь раздражительным не потому, что я плохой человек, а потому, что у меня слишком много неиспользованной энергии. Я затаиваю беспокойство не потому, что я тревожный человек, а потому, что у меня слишком много неиспользованной энергии. Я предаюсь мечтаниям, не потому, что я непрактичный человек, а потому, что у меня слишком много неиспользованной энергии. Чтобы вспоминать себя больше - чаще, дольше и глубже - эти утечки должны быть закупорены. И поскольку я начинаю свой день с восполненными аккумуляторами, эти утечки следует с особым вниманием наблюдать и останавливать в самом начале дня. Если я одержу победу утром, я обеспечу решительный старт и установлю более высокий стандарт на весть день.

Итак, давайте войдем в Труд Марта, завоевывая начало дня. Наблюдайте первый час своего дня. Каковы утечки, из-за которых ваши обновленные аккумуляторы обычно истощаются? Что происходит, если вы концентрируете усилия на закупорке этих утечек? Поделитесь своими наблюдениями в комментариях.

Ответы

  1. Alina

    Сейчас в апреле, я лучше понимаю труд марта.
    Утечек много, но есть самые большие.
    Для меня они очень взаимосвязаны. Если одна из привычек проявилась, последует вторая и т.д. Даже думая о них становится понятно, какая привычка рождалась от другой.