В ноябрьском окне Шартра представлен труд откорма кабана желудями для скорого забоя. Однако из изображенных символов проистекают и другие задачи по подготовке, которые тоже необходимы по мере приближения нашего фермера к бесплодному времени года. Откорм кабана предполагает заготовку фуража для домашнего скота. Топор предполагает рубку бревен для дров. А желуди предполагают семена для посева. Все эти труды встречаются и в других средневековых представлениях ноября. Мы изучили символическое значение корма для скота во время заготовки сена в июне. В феврале мы изучили символическое значение дров. В ноябрьском труде давайте сосредоточимся на аспекте, который нам еще предстоит рассмотреть — на труде посева.

Сейчас было бы подходящее время сеять пшеницу для июньского урожая озимых. Посеянная сегодня пшеница пустит корни до того, как земля замерзнет, уйдет в спячку на всю зиму и вызреет после весеннего потепления. Такая рассчитанная спячка является одной из главных особенностей семян. Семена могут синхронизировать свое прорастание с оптимальными условиями, чтобы пережить холодные зимние месяцы. Кроме того, большинство семян наделено периодом жизнеспособности гораздо более длительным, чем одна зима. Они могут терпеливо пережидать даже годы засухи или холода, до тех пор, пока не возникнут оптимальные условия. Семена пшеницы могут храниться сотни лет, не утрачивая жизнеспособности. Они инкапсулируют сущность своего родителя в небольшую и прочную аббревиатуру, которая способна противостоять неожиданностям.

А как мы инкапсулируем наши внутренние урожаи в компактные и прочные аббревиатуры, которые смогут выстоять перед лицом неожиданного?

Первый шаг – взглянуть на эти урожаи еще раз. Каковы были наши самые важные проверки касательно движения и физических ощущений во время майских и июньских трудов? Каковы были наши самые важные проверки касательно мыслей в ходе июльских и августовских трудов? И каковы были наши самые важные проверки касательно эмоций во время сентябрьских и октябрьских трудов? Насколько лучше мы бы управляли собой, если бы могли напоминать об этих проверках уму, просто щелкнув пальцами в минуту испытания! Насколько лучше мы бы противостояли стремлению торопиться, если бы у нас под рукой всегда имелись проверки нашей спешки! Или легко сдерживали бы желание грезить наяву, если бы у нас в кармане всегда лежали проверки воображения. Или успешно боролись бы с негативом, если бы у нас в запасе всегда были проверки наших эмоций.

«Если вы хотите, чтобы ваше намерение было обернуто и охвачено одним словом, чтобы вы могли его лучше удерживать, используйте только короткое слово из одного слога», — советует автор средневековой работы под названием Облако Незнания. «Это лучше, чем слово из двух слогов, поскольку чем слово короче, тем оно лучше согласуется с работой духа … Это слово должно стать вашим щитом и копьем, будь вы в мире или на войне».

Наши привычки всегда проявляются неожиданно и в скоротечности момента. Негативность захлопывает нашу дверь без предупреждения, не оставляя времени, чтобы побежать в библиотеку, найти Четвертый Путь на книжной полке, найти в содержании главу о негативных эмоциях и прочитать о методах их не-выражения. Мы должны действовать незамедлительно, бежать к противоположной стороне каната и тянуть, сопротивляясь чувству несправедливости, убежденности в своей прерогативе, иллюзии о том, что вы правы, или чему-то еще, что потакает нашему желанию «выпустить пар». Если бы мы могли вспомнить – прямо во время разыгравшейся бури – все наши проверки и страдания относительно негативности, эти воспоминания могли бы придать нашим усилиям неоценимые инструкции и вдохновение. Поэтому, окинув взглядом наши проверки касательно урожаев этого года, второй шаг ноябрьского труда состоит в том, чтобы сформулировать набор команд, которые бы ужали эти проверки до аббревиатур –
до односложных приказов, если следовать совету из Облака Незнания. Эти слова станут семенами нашего урожая.

Эффективность новой команды не проявляется мгновенно. Точно так же, как изучение любого нового слова, терпеливое повторение постепенно придает команде вес. «Человек задумывается о том, что означает ‘бытие’», — говорит Гурджиев. «Можно ‘быть’ по-разному. Человек хочет ‘быть’ не только в смысле существования, но и в смысле величия силы. Слово ‘быть’ приобретает для него вес, новое значение». В этом плане третий и последний шаг ноябрьского труда заключается в придании нашим выбранным командам веса, что может быть достигнуто только путем многократного и терпеливого применения их в минуту испытания. Постепенно, повторение присвоит им назначенный смысл.

Если вы недавно в этом учении, сосредоточьтесь исключительно на назначении слова «Быть» в ваших усилия по вспоминанию себя. Каждый раз, когда вы пытаетесь вспомнить себя, тихонько произнесите команду «Будь», пытаясь “поженить” это слово с соответствующим состоянием. Вначале это может показаться излишне интеллектуальным, но со временем и повторением вы станете свидетелем того, что это односложное слово станет «вашим щитом и копьем в мире или на войне». Если у вас уже есть опыт в этом учении и вы применяли эту технику раньше, практикуйте назначение односложных команд каждому из трех основных урожаев этого года: одна команда для работы с физическими привычками, другая для работы с интеллектуа
льными привычками и третья для работы с эмоциональными привычками. Ограничьте себя тремя словами; слишком много команд утопят вашу работу в раздумьях и упустят цель ноябрьского труда.

Делитесь своими командами и попытками их применения в комментариях.

Перейти к верхней панели