Автор статьи: Dmitry V.

Благодаря уникальной интерпретации Асафом притчи о пшенице и плевелах смог увидеть то поле о котором в ней говорится. Убедился, что язык символов, на котором написана Библия, намного яснее, чем обычный. Изучил много точек зрения на тему этой Притчи, особенно легла Преподобного Максима Исповедника: «Что означают слова: Трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит? Кто в подражание Господу относится к людям с состраданием, тот не допускает, чтобы надломленный грехом переломился совсем, и если чей-то разум по причине добродетелей окутан дымом тщеславия, он не угашает его, а позволяет питать все то же рвение, пока этот человек не придёт к совершенному осознанию. Ведь это же, я думаю, означает и то, что вместе с добрым семенем прорастают и плевелы (Мф. 13:25-30), то есть вместе с добродетелью всходят страсти человекоугодничества и тщеславия. Сеятель душ велит не вырывать плевелы, пока добродетели не окрепнут, дабы желающий выдернуть эти страсти не вырвал вместе с ними и рвение к добродетели…».

В контексте майской Работы эта цитата для меня возымела большую пользу. Стало ясно, что ростки пшеницы и плевел это пища для эмоционального центра (ЭЦ). Наверное, именно поэтому лошадь (ЭЦ) и поедает ростки в композиции на витраже.
Ещё меня привлёк взгляд и расцветка одеяния воина и всего витража в контексте ранее изученных композиций. По всему видно, что воин терпеливо внимательно бодрствует и напряжённо охраняет посев от врага. Это совпало с эмоцией, которая возникает у меня всякий раз утром во время упражнения Асафа – бдительное-охранительное-распознавательное-регистрирующее-беспристрастное внимание к приходящим помыслам. Пусть это состояние длится и не долго, но его вкус затем легко вспоминается в течение всего дня.

Далее, очень интересно, что воин облачен в кольчугу одинакового цвета с цветом травы. Удивительным образом такая же символика в контексте одинакового цвета встречается на большинстве Православных икон «Георгия Победоносца», где последний также одет в нательную одежду цвета одинакового с цветом убиваемого им дракона (много и других соответствий).

Помимо этого в витраже довольно легко можно проследить загадочный эволюционный переход красного цвета с февраля по май с его (цвета) переходом от внешнего предмета – огня, ко щиту в центральной фигуре воина мая с одновременным уменьшением зелёного цвета в витражах февраля-мая на главной фигуре.

Обратил на себя вниманием лиловый цвет ног воина. Этот цвет в православной иконописи образуется из слияния красного с синим, что символически означает, что физическая природа (тело) проникнутая чувством тайны даёт молитву. Можно предположить, что цвета в витражах собора несут в себе глубокий смысл, нежели просто их обычная раскраска, поэтому возможно: чёрный цвет, разделяющий витражи это состояние сна тела; синий – в окантовке витража это момент пробуждения; красный это осознание пробуждения; синий это беспристрастное мысленное поле сознания из притчи, где на нём уже присутствуют саженцы пшеницы и плевел зелёного цвета, которые своими ростками питают лошадь – рвение в работе.

Два работника – это два существующих в моём распоряжении выбора: «да» и «нет», который на самом деле одно и то же, так как сказав «нет» плохой привычке, я говорю «да» хорошей, то есть делаю не то, что от меня требуется в контексте работы мая. Об этом же говорят лица и руки близнецов – они как бы предлагают друг другу: «Тебе это не надо, ведь мы всё равно останемся голыми?». Жёлтый цвет, на который смотрит воин это устремление его усилий и его питание, то «место», где находится Хозяин.

Таким образом, для меня витраж труда мая читается следующим образом:
центральная фигура это воин – часовой Господа и он тренирует эмоцию беспристрастной бдительности, которая укрепится спустя 40 дней, когда лошадь напитается вдоволь ростками. Воин-часовой должен стоять бодренно и бдительно с регистрирующим вниманием, в молитве (лиловый цвет ног) со взглядом ока ума к Богу на своей земле ростков добрых и плохих привычек, исполняя заповедь Хозяина поля – не позволять близнецам (всему себе склоняться к выбору) вырывать ростки.

И наконец, жёлтый цвет в области устремления взгляда воина в правом верхнем углу витража и цвета стремян может означать результат от этих усилий, взятых воедино по исполнению веления Хозяина поля – волю и самосознание (именно эти качества означает жёлтый цвет в православной иконописи).

Кроме того, рассматривая витраж в статике всех фигур воедино можно увидеть его незаконченность, которая исчезает от взгляда в динамике окончания усилий в Работе терпения – воин воссядет на коня.

«Смотрите, бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время» (Мк.13:33) жатвы ибо воины «Приносят плод в терпении» (Лк.8:15).

Конечно, всё что описал это блеклая тень подлинного смысла этой Притчи, но я испытываю даже от неё неизвестное ранее удовлетворение, которое питает желание работать. Причём удивительным образом получается помнить себя при помощи памяти об этой Притче и всего взаимосвязанного в ней и с ней.

Моя январская цель невыражения негативных эмоций в состоянии усталости сама собою трансформировалась как часть в памятование о Притче. Пусть даже субъективное её понимание в моменте памятования о ней открывает другое измерение, где жить отрицательные эмоции не могут, а поэтому их выражении не случается.

В контексте труда июня понял о своём физическом теле и его отношении к моей цели невыражения негативных эмоций тот факт, что любое его недомогание или жалобы это пшеница или плевел, то есть пища для моей январской цели невыражения негативных эмоций, в том числе при усталости. Чем больше в течение дня я спокойно принимаю недовольства королей крестей и пик, тем больше проясняется значение Притчи, в свете которой негатив отсутствует. Теперь бывают целые дни отсутствия негатива, особенно в начале недели, правда при условии напряжённо проведённого утра.

Также как Асаф я заметил, что чёткое установления времени принуждения тела к работе делает её более продуктивной. Практически это выглядит так – устанавливаю известное время для, к примеру, зарядки на будильнике в часах и так избегаю появления отвлекающих помыслов, а те которые приходят явно обнаруживаются и регистрируются как от лукавого.
Остаётся сложно помнить о своей цели и о Притче в момент сильной пятничной усталости вечером. Молчанием весь вечер пытаюсь избежать выражения негатива. Сейчас опробую другой способ дисциплины усталости – пост в пятницу.

Заметил, что аналогичный привкус сна от усталости после рабочего дня и недели появляется в момент пика физической нагрузки. Обнаружение этого состояния стараюсь обвязать сверхусилием к принуждению тела сделать ещё чуть-чуть и так продлеваю время нахождения в усилии. Таким образом, усталость, как показала практика, лишь кажется предельной и невыносимой. Так, добавляя эмоцию памяти о предыдущих падениях в негатив в момент очередной «100%» усталости получается обрести силы и не спуститься в негатив.

Основное, что понял на сегодня, так это то, что терпением к телу не открывать рот в разговоре, терпеть и несмотря на желание тела быстрее проглотить кусок пищи чаще пережёвывать еду со вниманием, терпеть и сидеть с ровной спиной во время еды или работы, терпеть и замедляться во время спешки, то есть делать намеренные усилия к разрыву заведённого телом и всем собою ранее порядка движений, определением чётких временных интервалов его (своих) действий (ограничение во власти королей крестей и пик) это вызывает невиданное до селе для меня трение.

Хочу особо отметить, что мою Работу сильно питают вебинары сообщества. Я получаю удовлетворение при их прослушивании и просмотре и одновременно испытываю чувство благодарности ко всем участникам за опыт, которым они делятся, ожидаю от просмотра и постов участников раскрытия тайны.

Спасибо всем!

Перейти к верхней панели