Как мы можем работать с прочно укоренившейся привычкой? Предположим, я обнаружил, что страх перед будущим является преобладающей негативной эмоцией в моей психологии. Страх регулярно изобретает воображаемые сценарии бедствия, которые отталкивают меня от реальности и препятствуют моей способности Быть. Мое желание работать с этой привычкой привносит новую активную силу в мою работу. Но инерция многих лет потакания страху противостоит такому начинанию и служит пассивной силой. Сами по себе обе силы противодействуют друг другу, приводя к патовой ситуации. Они генерируют самонаблюдение, но не приводят к изменениям. Страх остается, и моя неспособность противостоять ему лишь порождает чувство вины, разочарования, самоуничижения. Для изменения недостаточно перетягивания двух сил; должна вмешаться третья нейтрализующая сила.

Зачастую, такое вмешательство обеспечивает знание. Чем больше я вижу свой страх и страдаю от него, тем более открытыми я становлюсь для получения новых знаний. Возможно, в разгар моего разочарования я читаю и понимаю, что корень негатива во мне самом, а не во внешних обстоятельствах. Это помогает мне думать о моем страхе по-новому. Или, возможно, я вижу кого-то другого, кто разделяет со мной эту слабость, и мне становится очевидной смехотворность такого состояния. Это помогает мне думать о моем страхе по-новому. Или, может быть, друг рассказывает мне о его собственном страхе, о том, как он его обнаружил, вступил с ним в схватку, успешно минимизировал. Это помогает мне думать о моем страхе по-новому. Новое мышление вмешивается и открывает дверь. Я настолько же жертва неправильного мышления, насколько я жертва страха.

«Мы не осознаем, какая огромная сила лежит в мышлении», - пишет Петр Успенский. «Если мы всегда думаем правильно о чем-то, мы можем сделать эту мысль постоянной, и она вырастет в постоянное отношение». Новое знание - это семя, которое порождает правильное мышление. Следовательно, наш прогресс в этой работе напрямую связан с получением новых знаний. Правильное мышление направляет наш интеллектуальный центр на достижение поставленных целей и представляет собой правильное использование этого мозга. «Ум наш в течении настоящей жизни, будучи непрестанно приводим в движение устремляющимися на него отовсюду потоками впечатлений, не может быть праздным от волнения помыслов», - пишет Иоанн Кассиан в Филокалии, - «но какие из них принимать или усвоять себе, это зависит от нашей воли и усмотрения». Наши умы созданы для того, чтобы мыслить правильно, путем потребления объективных знаний; объективные знания - наш хлеб насущный.

Июльский труд изображает урожай пшеницы, основной ингредиент хлеба и второй из трех символических ежегодных урожаев. Июньский урожай сена представляет собой пропитание для нашего тела, а сентябрьский урожай винограда - это пропитание для нашего сердца. Июль призывает рассмотреть вопрос о том, что может означать поддержка наших умов, их питание объективными знаниями, использование их для работы и вообще, что может означать работа над нашими интеллектуальными центрами.

«Работа над интеллектом означает мышление по-новому», - пишет Петр Успенский, - «создание новых точек зрения, разрушение иллюзий». Возвращаясь к первоначальному примеру, страх перед будущим основан на искаженном мышлении. Оно искажает масштаб, раздувая до огромных размеров горстку прошлых бед и игнорируя благословения. Оно искажает проверку, предполагая, что я не смогу работать с бедствием, несмотря на то, что я всегда проходил испытания. Оно искажает понимание, предполагая, что существует способ расти без толчков, без проверки, без трансформации страданий. Пока я не уделю внимание этим искажениям, я буду постоянно парализован страхом, несмотря на желание противостоять этой привычке.

Выберите текущую область работы, укоренившуюся привычку, понять которую вы затрудняетесь. Какие иллюзии поддерживают эту привычку?

Ответы

  1. Dmitry Volodin

    Ответ июльскую статью
    Выберите текущую область работы, укоренившуюся привычку, понять которую вы затрудняетесь. Какие иллюзии поддерживают эту привычку?

    С января работаю над невыражением отрицательных эмоций, в том числе в виде упрёков семье и всем людям.
    Две иллюзии комплексом (комплектом) висят в голове и выдают с языка и мимикой лица разного рода замечания, когда грубым начальствующим тоном, а иногда и остротами относительно неверно сделанного дела, малого усердия в работе, беспорядка в комнате или учении в школе.
    Об этих двух иллюзиях сказано вначале книги «В поисках чудесного», когда Гурджиев отвечает на вопрос Успенского о возможности что-то делать и о невозможности что-либо изменить в другом человеке.
    Эти неверно сформировавшиеся в ложной личности иллюзии имеют детские корни.
    Одна срисована с поведения тех людей, которые считались моими авторитетами. Это семья и друзья детства или иначе сказать все те люди, которым хотел подражать для успеха в жизни. Эта иллюзия крепко и хитро кристаллизовалась в тщеславие и искаженное самолюбие, представляет собой укреплённый негативными проявлениями «Сион» ложной личности.
    Вторая управляющей двуглавой змеей сидит в голове прямо перед моими глазами и исходя из картины мира из первой иллюзии примеряет, измеряет и определяет Мир «снаружи», подминая или прогибаясь под него.
    Иногда буквально ощущается движение в голове самых первых образов, благодаря которым склеилась та или иная манера поведения, а манеры в именно такую линию жизни.
    И когда засыпаю наяву, а это чаще происходит в вечернее время, в среду и в пятницу, во время физической или психической усталости, во время употребления вина после бани, переедания, многоговорения на работе и нравоучений семье или на работе, плохого ночного сна, спешки или наоборот после причастия и длительных Христианских постов, долгой молитвы, то есть когда закон отклонения особенно силён и коварен, тогда лень застит глаза разума и применять усилие над собой не получается. Конечно даже вспомнить о необходимости «быть» не удаётся. Но хуже другое, что память о прошлых грехах именно в момент негатива не помогает. Лишь после вспышки гнева, упрёка и т.д. осознаётся ужас произошедшего и тогда происходит запоздалое и неуместное покаяние.
    Более того, некоторые виды негатива имеют сильные корни в самооправдании их крайней важности и необходимости именно в данный момент. Особенно это касается семьи.
    Причём на утро такое поведение конечно же признаётся неприемлемым и опять следует запоздалое покаяние, но отождествление уже забрало то, что ему надо и я опустел или даже ушёл в минус.
    Так происходит дело на «сейчас», Миры от 98 до 24-го своей чередой сменяют друг друга.
    При этом ужасе положения понял и другое — усилия работают!
    Для меня область Работы это там, где могу взять на себя ответственность, а не переложить «на того парня» из детства. Эти две иллюзии конечно же крепки и хитры и изменчивы. Однако как только они названы (взвешены и измерены) на них можно и нужно распространить рабочую дисциплину школы, что сильно вдохновляет к Работе.
    Интересный момент — сейчас пишу это и параллельно идёт процесс мышления с вопросом — как так получается у тебя всякий раз низко и примитивно падать, вновь наступая на одни и те же грабли. Этот вопрос к самому себе пробуждает совесть. От осознания своих прежних поступков хочется плакать и так происходит. По опыту это сильно помогает в растворении камней от действия этих иллюзий на моём сердце.

  2. Даниил

    Мои страхи я получаю, как мне кажется, смотря на ситуацию только интеллектом. Остальные центры спят при этом (чувства и ощущения). если вспоминать ситуации, где вылезли твои страхи тремя центрами, то в тот момент времени они бы не возникли. В этом соль. Быть справедливым в момент действия в сотни раз лучше чес впоследствии. Думаем мы только умом. А надо думать и остальными частями. Тогда мы не будем получать страхи внутри себя и заражать ими наши семьи.