Наш фермер сидит за праздничным столом в последний месяц года, и плоды его трудов расставлены на скатерти. Он хорошо подготовлен к зиме, пируя мясом скота, откормленного сеном, скошенным в июне, хлебом из пшеницы, пожатой в июле, и вином из винограда, собранного в сентябре. Он поднимает бокал, провозглашая тост: «За плоды наших трудов!» «За плоды наших трудов!», - вторим мы в унисон. Мы едим, пьем и веселимся. Может ли что-то быть вкуснее, чем плоды нашего собственного труда, заработанные потом и мозолями?

В течение уходящего года мы связали три этих урожая с тремя основными умами в микрокосмосе: тело, разум и сердце. «Вы должны понимать, что эти три главных центра связаны друг с другом», - говорит Гурджиев. «У нормального человека они всегда действуют в унисон. Этот созвучие представляет основную трудность в работе над собой». В конце концов, если бы наши привычки не являлись результатом совместной работы всех трех умов, от них было бы достаточно легко избавиться. Но поскольку все три ума привычно сотрудничают, чтобы породить воображение, отождествление или негативность, то и любые серьезные усилия по борьбе с привычкой должны включать соответствующее сотрудничество. Без этого мы можем рассчитывать лишь на проблески сознания, но никак не на его продолжительные проявления.

A ведь только длительные проявления сознания могут выполнить, то что обещает работа. «Высший эмоциональный центр, - пишет Петр Успенский, - нуждается в более или менее полном само-вспоминании». В полном, поддерживаемом от секунды к секунде, от дыхания к дыханию. Таким образом, декабрьский труд приглашает нас к попытке продлить присутствие, подчиняя этой цели наши три основных центра; расставляя наши три урожая на одном столе. Команды, сформулированные в ноябре, были необходимым предварительным условием для этого усилия. Они помогли нам связать в одну упряжь сердце и разум, соединив понимание со словами. Остается добавить третий основной центр к нашим усилиям: тело.

В различных школах этого достигали по-разному. Некоторые объединяли молитвы с движением. Другие использовали четки. Тогда как третьи подстраивали усилия под ритм дыхания. Каким бы ни был метод, использование такой тройной упряжи было изначальным намерением в иудео-христианской «молитве», или в том, что индуизм и буддизм называли «медитацией». Методы различались, но принцип всегда оставался прежним: подчинение трех основных умов единой цели; принуждение нашего космоса к единству. Онлайн-семинары декабря применят эту теорию на практике.


1-го января текущего года наше сообщество поставило целью наложить учение школы на труды месяца. Закончив этот цикл, мы видим, как работа развивается, когда мы добавляем к ней понемногу каждый день. Я хотел бы поблагодарить всех, кто доверился этому эксперименту, кто упорно продолжал применять внутреннее значение каждого труда, и чьи личные проверки способствовали превращению всего этого в живую школу. Похоже, что мы внесли достойный вклад в четвертый путь, что само по себе является причиной для празднования. Так давайте же поднимем бокал - подобно нашему декабрьскому фермеру – за то, что мы стоим на плечах наших предшественников, используя их наследие, чтобы проложить четвертый путь в двадцать первый век.

Перейти к верхней панели