Мы уходим в воображение невольно, но можем ли мы грезить наяву по своей воле? (Можете ли вы прямо сейчас посмотреть на этот экран  и заставить себя впасть в воображение?) Мы отождествляемся невольно, но можем ли мы отождествиться по своей воле? (Можете ли вы прямо сейчас стать настолько очарованными  этим экраном, что потеряете чувство себя?)

“Многие психические процессы могут происходить только в темноте, – говорит Георгий Гурджиев. – Даже слабого света сознания достаточно для того, чтобы полностью изменить характер  процесса, а многие из них сделать совершенно невозможными”.  В тот момент, когда мы понимаем, что мы не можем управлять сном, что сон случается автоматически, тогда мы убеждаемся в силе способности видеть. Если я это вижу, значит то, что я вижу, уже не «я».

Самонаблюдение ослабляет хватку  большинства   форм  негативности, отождествления, спешки и внутреннего учитывания,  а некоторые из этих форм  делает вообще невозможными.  Оно добавляет новое измерение к моменту: я вижу свой ум, находящимся в воображении; я вижу своё тело, спешащим; я вижу свои эмоции, занятыми внутренним учитыванием.  “Я вижу” – следовательно я “существую”.

Другими  словами, «видеть или не видеть» – это такой же вопрос,  как  и «быть или не быть».

 (На этой неделе комментарии отменяются. Мы попросим дать комментарии  к следующей статье).