Гурджиев по искусству

Картина стоит тысячи слов. Кроме того, слова медленны, а картина мгновенна: один момент ясного восприятия может произвести на нас впечатление,  для передачи которого понадобятся часы, проведённые за чтением.

«Есть фигуры богов и разных мифологических существ, которые можно читать, как книги, но только не умом, а эмоциями — при условии, что они достаточно развиты».  — Успенский цитирует Гурджиева в книге «В Поисках Чудесного»

Гурджиев об эмоциях

Подготовка Эмоционального Центра

Гурджиев-Будда - династии Вэй

Будда — династии Вэй

Гурджиев говорил, что для использования искусства требуется достаточно хорошо развитый эмоциональный центр.

Эмоциональный центр самый быстрый из всех остальных (эмоциональный, двигательный, инстинктивный и интеллектуальный). Его восприятия мгновенны: мы входим в комнату и мгновенно понимаем, что находящиеся там люди устали, или счастливы, или в состоянии конфликта. Мы мгновенно понимаем, если кому-то мы приятны или неприятны, верят нам или не доверяют, любят или боятся.

Если скорость нашего эмоционального восприятия направлена на предмет объективного искусства, тогда, например, скульптура может задеть очень глубокие струны нашего существа.

Хотя в обычном состоянии нашему эмоциональному центру не хватает пищи, чтобы работать с правильной скоростью. Его тонкая энергия теряется в процессе выражения негативных эмоций. Ему достаётся только очень грубое топливо. Это, как если бы мотор дорогой спортивной машины  заправлять  некачественным бензином.

Чтобы преодолеть разрыв между сном и пробуждением, эмоциональный центр должен повысить свою скорость. Работа над не выражением негативных эмоций является основой  правильного эмоционального восприятия. Она подготавливает сердце к восприятию высшей формы пищи, хорошо очищенного топлива, что поможет ему приблизиться к работе высших центров.

Пища объективного искусства

Объективное искусство есть такая пища. Оно несёт в себе потенциальные возможности изменения зрителя. Оно может содержать в себе целые тома мудрости, и это увидел Гурджиев во время своих путешествий,  но эта мудрость не в словах. Это бессловесная доза энергии, мощный глоток свежего вдохновения.

Восприятие реальности мгновенно. Нет времени на слова, когда проникаешь в реальность.   Поэтому в скорости заключается преимущество картины в сравнении со словами.  Слова обращены к интеллектуальному центру (самому медленному из всех низших центров), тогда как образы говорят с эмоциональным центром (самым быстрым из всех низших центров). Объективное искусство мгновенно погружает зрителя в момент.

Другими словами оно трансформирует эмоциональный центр в высшие центры, преодолевая пропасть между низшими и высшими мирами в человеке.

«Во время наших путешествий по Центральной Азии в пустыне у подножий Гиндукуша, мы нашли странную фигуру, которую приняли вначале за какого-то древнего бога или демона. Сперва она произвела на нас просто курьёзное впечатление. Однако через несколько дней мы почувствовали, что эта фигура содержит в себе очень многое, большую, полную и сложную систему космологии». — Успенский цитирует Гурджиева в книге «В Поисках Чудесного»

Гурджиев о Разумном Искусстве

Гурджиев-Бодхисаттва

Бодхисаттва — династии Суй

Раннее искусство буддизма имело целью достижение подобного эффекта. Изящно вырезанные Бодхисаттвы встречали посетителей в буддистских святилищах.  Они выглядели невероятно живыми, несмотря на то, что были сделаны из мертвого камня. Они, казалось, дышали и уделяли внимание, встречая посетителя лицом к лицу и приглашая его войти в дом.

Посетитель — часто паломник, вернувшийся из долгого путешествия,  встречался с глубочайшей визуальной демонстрацией покоя и сознания. Если он останавливался и позволял впечатлениям проникнуть в него, к тому же, если он был эмоционально подготовлен, эти потрясающие образы могли ввергнуть его в реальность.

Вглядитесь в Бодхисаттв, изображённых здесь. В мгновение ока они передают много черт, характерных для состояния просветления, черт, описание которых словами потребовало бы целой книги: мудрость, сострадание, осведомленность, довольство, гибкость… и это не всё. Скульптор изваял в камне то, что авторы Дхармапады передали пером. Но, будучи зримым, его послание входит в подготовленное сердце мгновенно.

В конечном счете, объективное искусство стремится отразить объективного человека. Оно отражает не только то, кем он является, но и то, кем он может стать.

«Во всей статуе не было ничего случайного, ничего бессмысленного. И постепенно мы поняли цель этих людей, которые её воздвигли… Это было подлинное искусство». — Успенский цитирует Гурджиева в книге «В Поисках Чудесного»

Недавние Комментарии

Перейти к верхней панели