Четвёртый путь

«Когда я понял, что древняя мудрость передавалась из поколения в поколение на протяжении тысяч лет, и все же дошла до наших дней почти неизменной, я пожалел, что слишком поздно начал придавать легендам древности то огромное значение, которое, как я теперь понимаю, у них действительно есть». — Георгий Гурджиев

Четвёртый путь

Четвёртый путь — это путь, стезя. И, являясь таковым, он может быть понят только благодаря опыту. Система же, каковой она была представлена Гурджиевым и Успенским, скорее форма выражения, в которой проявил себя в двадцатом веке Четвёртый Путь, и эта форма не есть сам путь. Она помогает описать «путь» людям, что с ним не знакомы, посредством попытки передать его характер и привкус. Это весьма приблизительная картина самого пути. В действительности, и Гурджиев, и Успенский каждый, в конце концов, были вынуждены оставить систему, которую так тщательно продумывали, когда увидели, что их студенты теряют себя в увлекательных беседах по поводу системы, вместо того, чтобы  продвигаться по пути. Система сделалась преградой на пути.

Следовательно, было бы напрасным стараться добавлять дополнительные объяснения системы к тем томам, что уже написаны о ней. Тем не менее, о Четвёртом Пути, как о традиции, как о влиянии, было  сказано совсем немного. Кроме того, для человека, восходящего по Четвёртому Пути, очень важно постепенно начинать знакомиться с великой традицией, частью которой он является, связываясь с чем-то большим и высшим, чем есть он сам. Ниже мы постараемся изложить традицию Четвертого Пути, представителем которой в двадцатом веке был Георгий Гурджиев.

«Вы не можете сказать, что эта система есть Четвёртый Путь; Четвёртый Путь огромен, а эта система, в сравнении с ним, очень мала…» — Пётр Успенский, из книги «Четвёртый Путь».

Гурджиев и Герметизм

Система, как её презентовал Гурджиев, не была создана человеком. Фрейд сформулировал свой психоанализ, используя свои наблюдения, Дарвин сформулировал теорию эволюции благодаря своему изучению природы, но система Гурджиева не могла быть рождена одним человеком или даже группой людей, ибо её цель была бы тогда мгновенно уничтожена. Эта цель — возвышение человека до сверхчеловека. Человеческий ум имеет определённые пределы, за которые он не способен выйти, и любая система, если она берётся возвысить человека над самим собой, должна родиться и прийти из потустороннего, не связанного человеческими ограничениями мира.

Это «потустороннее» не должно слишком заботить новичка, пришедшего на Четвёртый Путь. Оно будет становиться более ясным по мере его продвижения по пути. Объективное знание означает знание объективных принципов, что управляют миром. В этом отношении Четвёртый Путь следует герметическим принципам: «Как Вверху, так и Внизу» и «Как Внутри, так и Снаружи». Они очерчивают основные законы, что управляют любым космосом и, таким образом, проливают свет на микрокосм человека. Они не принадлежат никому, никем не были созданы и потому не заканчиваются со смертью кого бы то ни было.

Древние Источники Гурджиева

Соответственно Гурджиев представлял свою систему, не как своё собственное изобретение, но как древнюю традицию. Она была не экзотическим сборником его мыслей, который он составил во время своих путешествий по Востоку. Она существовала в завершённой форме ещё до того, как он встретил её — в действительности, за тысячи лет до того, как он с ней встретился —  и передавалась от одного поколения к другому людьми, что практически применяли её принципы. Это очень важно помнить, когда мы подходим к Четвёртому Пути, потому что в наши времена она естественно ассоциируется с человеком, который её нам представил в двадцатом веке. В то время, как Гурджиев мог бы говорить об исключительности своего знания, которым, казалось, владел только он, он этого не делал и по особой причине. Четвёртый Путь, по определению, должен происходить свыше, в противном случае он бы не сумел дожить до своих притязаний на объективность.

«Как Вверху, так и Внизу»    «Как Внутри, так и Снаружи»

«Формула «Как Вверху, так и Внизу», взятая из «Изумрудной Скрижали» Гермеса Трисмегиста…, проводит аналогию между  микрокосмом — человеком и макрокосмом — Вселенной.  «Основные законы триад и октав проникают собой всё и их следует изучать одновременно и в мире и в человеке» — Успенский цитирует Гурджиева в книге «В Поисках Чудесного».

Принцип «Как Вверху, так и Внизу» предполагает, что невозможно изучать человека, не изучая вселенную, и что невозможно изучать вселенную, не изучая человека. Высшее и низшее отражают друг друга и человек может узнать определённые вещи о себе самом только наблюдая внешний мир. Можно сказать, Четвёртый путь органичен и взаимосвязан. Он формулирует основные законы, что управляют человеком, природой и вселенной.

Человеку не нужно уходить слишком глубоко в больший, чем он, и меньший, чем он, космосы для того, чтобы понять свой собственный. Гурджиев подчеркивал это условие правильного пользования Четвёртым Путём: человек, прежде всего, изучает себя, а знание большего и меньшего космосов использует ровно настолько, насколько оно помогает ему больше узнать себя. Вся современная наука упускает из виду этот принцип, направляя свой фокус в больший или меньший миры и одновременно теряя из виду самого человека. В то время как современная психология ошибается, уходя в другую крайность: фокусируясь на человеке и не принимая во внимание его сходство с большим и меньшим мирами вокруг него.

Познай Себя

«Другая формула «Познай Себя» полна особенно глубокого смысла и является одним из символов, ведущих к познанию истины. Изучение мира и изучение человека помогают друг другу. Изучая мир и его законы, человек изучает самого себя, а изучая самого себя, он изучает мир» — Успенский цитирует Гурджиева в книге «В Поисках Чудесного»

Призыв к самопознанию очень древний.  Выражение «Познай Себя», которое обычно приписывают Сократу, на самом деле, происходит из более ранних учений. Самопознание не льстит человеку и он склонен изучать что угодно, но не себя.  И всё же, основанное на упомянутых выше принципах герметизма, человеческое незнание о самом себе находится в основе его незнания всего остального. Для того, чтобы знать что-либо, человек, прежде всего, должен знать самого себя.

Гурджиев ввёл принцип относительности, необходимый для самопознания: ценность любого знания должна определяться его отношением к самопознанию. Человек должен изучать другие космосы ровно настолько, насколько они относятся к нему самому и, руководствуясь этим, он может спокойно отказываться от изучения того, что не способствует его самопознанию. Относительность привносит оценку в процесс приобретения знаний и вложения усилий.

Другим объективным аспектом Четвёртого Пути является «Единство и Множественность». Гурджиев говорил: Знание есть знание всего. Он цитировал древний афоризм: «Знать часть, значит не знать ничего. Чтобы знать всё, человек должен знать малое. Но чтобы знать это малое, человек должен знать очень много». Следовательно, целью не является знать всё и вся, но знать то существенное «малое», что подразумевает всё и вся.

Четвертый путь, в конечном счете, практический путь, который обещает своим приверженцам подлинное изменение сознания. Речь идёт не о том, чтобы знать больше, а о том, чтобы стать больше. Чтобы преодолеть разрыв между знанием и мудростью, необходима практика, а для того, чтобы часто практиковаться, необходимо быть кратким и быстро переходить от слов к делу. Продлённое сознание требует усилий от момента к моменту, способности придерживаться своей цели, не полагаясь только на мимолётные желания или случайные напоминания.

Самовоспоминание

«Никто из вас не заметил самой важной вещи, на которую я обратил ваше внимание… никто из вас не заметил, что вы не помните себя. (Эти слова он особо подчеркнул). Вы не чувствуете себя, вы не осознаёте себя. В вас «что-то наблюдает» — совершенно так же, как «что-то говорит», «что-то думает», «что-то смеётся». Вы сами не чувствуете это как: «Я наблюдаю», «я замечаю», «я вижу». В вас по- прежнему «кем-то замечено», «кем-то видимо»… Чтобы по-настоящему наблюдать себя, человек, прежде всего, должен помнить себя» —  Успенский цитирует Гурджиева в книге «В Поисках Чудесного».

Самовоспоминание — это мост между знанием и мудростью. Это усилие осознать себя в настоящем моменте, вырваться из того воображаемого мира, в который ты был погружен за мгновение до этого и вернутся в реальность.  Помнить Себя — это  мгновенная внутренняя реорганизация, отбрасывающая на задний план механические мысли и эмоции человека и позволяющая выйти вперёд Высшей Сути.

Гурджиев познакомил русских студентов с самовоспоминанием во время одной из своих ранних бесед, предлагая им поделиться тем, что они увидели, наблюдая себя. Никто не заметил самого главного, того что никто из них не помнил себя. Успенский, который рассказал об этом и начал экспериментировать с самовоспоминанием, впоследствии понял  ключевую роль  самовоспоминания в работе над развитием сознания.

Тут, как и раньше, Гурджиев использует и преобразует старую практику. Упанишады были обширным трактатом о Сути человека, о необходимости помнить об этой Сути и выводить её на передний план. Суфии говорили о «Вспоминании Бога» в терминах очень близких к тому, о чём позже говорил Гурджиев. Но понятие «Бог» потеряло свой смысл к двадцатому веку, соединившись слишком глубоко с его религиозным  пониманием, не давая относиться к этому понятию практически. Гурджиев переводил древнюю систему на язык, который было легче понять современному человеку  Запада.

Отсюда разница между системой и Четвёртым Путём: тогда как система есть то, что выражено Гурджиевым в двадцатом веке; Четвёртый Путь есть сумма всего того, как  этот путь выражал себя в прошлом и настоящем, его совокупность, длинное тело его традиции, время от времени то возникающей, то исчезавшей на сцене человечества.

Как Гурджиев учил о Путях

Ранние проявления Четвертого Пути не называли себя «Четвёртым Путём». Гурджиев назвал то, что он передавал, «Четвёртым Путём», чтобы подчеркнуть его отличие, как одного из четырёх возможных путей пробуждения. Все четыре пути ведут к одной и той же цели: пробуждению сознания, обретению реального Я и возможности Быть. Духовные пути, ведущие к одной и той же цели, тем не менее, могут отличаться характером, как разные дороги, что ведут в одно и то же место.

Мы не будем излагать информацию о трёх  других путях, чтобы не отклонятся от того, на что мы направили свой фокус. Эти пути хорошо описаны в книге Успенского «В Поисках Чудесного». Впрочем, то, что Гурджиев говорил о трёх архетипических видах путей, основанных на разных типах человека, было правдой только в теории. На практике любой путь оказывается смесью всех трёх путей, хотя и с центром тяжести в одном из них. Четвёртый же Путь отличается от других тем, что старается смешать остальные три пути более гармонично, работая над всеми аспектами человека одновременно.

Мы говорим «старается», потому что в этом заключается центральная идея. Тем не менее, обычно, учение начинается, как Четвёртый Путь, и приходит  к тому, что делает акцент на каком-то одном аспекте в сравнении с другими. Оно может постепенно приобретать эмоциональный, религиозный привкус или получить интеллектуальный, академический оттенок. Кажется, так случилось и с учением Гурджиева, и с учением Успенского. Они начинались в похожем месте, но постепенно стали изменятся согласно естественным склонностям каждого из учителей, делая ударение, в случае Гурджиева, на физическом движении, а в случае с Успенским, на интеллектуальных дискуссиях.

Гурджиев и Место Человека во Вселенной

Фундаментальная особенность Четвёртого Пути, отсутствующая у большинства современных духовных практик, состоит в том, что духовная эволюция человека  должна быть связана со шкалой большей, чем сам человек. Человек не развивается только для собственной выгоды. Он, в общем-то, не предназначен для того, чтобы развиваться духовно, а попросту должен служить органической жизни на Земле, причём его неразвитого состояния вполне достаточно для этого. Эволюция — это редкое исключение и идёт против основного потока, избегая общих законов.

Причина, почему эволюция вообще возможна, заключается в том, что она выгодна высшему, чем человек, космосу. Параллельно нисходящему потоку вселенского роста, бесконечному физическому расширению вселенной, существует движение вверх по направлению к сознанию, для которого совершенно необходимо наличие определённого меньшинства сознательных индивидуумов. Это те самые «широкий» и «узкий» пути, упомянутые в Евангелии и уподобленные Гурджиевым жёлудю на земле. Из миллиардов желудей, рождённых деревьями каждый год, сколько вырастет в дубы?

Поэтому Четвёртый путь исключителен по определению. Он не для всех. Он никому не льстит. Так же нельзя идти по этому пути вполсилы.  Это последнее прибежище, путь для тех, кто разочаровался во всём остальном, для тех, кто искал, но ещё не нашёл. Это путь для тех, кто лишён всех иллюзий и знает слишком много —  знает, что ему нечего больше терять.

«…что касается реальных, несомненно, постижимых, подлинных и объективных истин, что будут произведены на свет мною в третьей серии, то я намерен сделать их доступными исключительно только тем из слушателей второй серии моих писаний, кто будет отобран специально подготовленными людьми согласно моим хорошо обоснованным инструкциям» —  Георгий Гурджиев из книги «Рассказы Вельзевула своему Внуку» (Книга третья).

Недавние Комментарии

Перейти к верхней панели