В предыдущем труде мы связывали сенокос с работой над нашими физическими телами. Май - месяц нашего символического календаря, в котором трава растет спонтанно - был посвящен наблюдению за инстинктивным центром. Июнь - месяц, в котором сено должно быть скошено, собрано в стога и сохранено - будет посвящен наблюдению за двигательным центром.

Двигательный центр управляет движением. Его механическая часть позволяет нам использовать широкий спектр автоматических и подражательных действий, имеющих важное значение для повседневного функционирования, таких как, например, ходьба, поднимание предметов, открытие и закрытие дверей, обращение с базовыми инструментами и столовыми приборами, а также перемещение в пространстве без столкновения с другими людьми. Его эмоциональная часть испытывает радость от движения: спорт, вождение, игры и т. д., а также расстройство от вынужденного замедления. Его интеллектуальная часть способна визуализировать абстракции, как в пространственном планировании и изобретательстве. «У двигательного центра много полезных и бесполезных функций», - пишет Петр Успенский, - «Мы считаем, что интеллектуальная и эмоциональная сторона важнее, но на самом деле большая часть нашей жизни контролируется инстинктивным и двигательным умами».

Двигательный центр играет большую роль в утечках энергии, которые мы обсуждали во время мартовского труда. Он растрачивает энергию через ненужную спешку, ненужные разговоры, внутреннее напевание и многие другие лишние движения, физические или абстрактные. Такими непреднамеренным движениями он также поддерживает психологический импульс, который подавляет сознание, потому что невозможно Быть, когда мы погружены в поток бессознательных действий. Таким образом, труд июня призывает наблюдать бессознательные действия и устранять ненужные, а также находить креативные способы выполнять необходимые действия более сознательно.

Если привычки — это бессознательное сотрудничество между центрами, то июньский труд также дает возможность изучить роль нашего двигательного центра в доминирующей привычке мечтаний. «Склонность к мечтаниям отчасти объясняется ленивым мыслительным центром», - говорит Гурджиев, - «а отчасти стремлением эмоционального и двигательного центров повторять, поддерживать или воссоздавать переживания - как приятные, так и неприятные - которые ранее были пережиты или ‘воображены’». То, что двигательный центр играет роль в мечтаниях, также означает, что мечтания могут быть остановлены через двигательный центр. Остановка ненужного движения или замедление спешки сами по себе часто являются достаточными для того, чтобы прекратить мечтать. Другими словами, затормаживая нашу колесницу, мы заставляем подстраиваться лошадей и возницу. Это один из возможных урожаев нашего двигательного центра.

Какой еще урожай мы можем получить от этого центра? Поделитесь своими наблюдениями в комментариях.