Петр Успенский

Ouspensky-Fourth-Way-SchoolПетр Демьянович Успенский (4 марта 1878 — 2 октября 1947), русский философ, который ставил под сомнение науку и психологию своего времени, подозревая, что должна была существовать превосходящая их система мышления. В молодости он изучал мистику и эзотерику, много путешествовал в поисках Древней Мудрости, чувствуя, что прошлые века обладали большим знанием, чем его нынешний. «Я чувствовал, что везде была глухая стена», — отмечал он в своих ранних биографических заметках. — «Я часто говорил тогда, что профессора убивали науку точно так же, как священники убивали религию».

Когда Успенский встретил Георгия Гурджиева и познакомился с Четвертым путём в 1915 году, он понял, что самая большая преграда к приобретению знания находится в нём самом. Никто не может найти истину, без того, чтобы одновременно потрудившись, самому ни стать этой истиной. Превосходящее знание может прийти только совместно с достаточной подготовкой для получения этого превосходящего знания. Успенский провел остаток своей жизни, преобразовывая знание в мудрость, трудясь, таким образом, чтобы сделать принципы Четвертого Пути своими и  поделиться ими с единомышленниками. Поступая так, он стал посланником истины для своего времени, несущим мудрость конца девятнадцатого, начала двадцатого веков в послевоенную эпоху.

Поиски Успенского

«Я разочаровался в науке», — говорит Успенский в автобиографических записках. Несмотря на отсутствие направления, молодой философ чувствовал, что в жизни  было больше, чем то видел глаз, и что наука, философия, психология и религия не понимали самой сути.  Его тянуло на поиски истины. Его интуиция предполагала, что прошлые века обладали знанием «истины», которой уже нет в настоящие времена. Поэтому Успенский читал и путешествовал по разным странам в поисках чудесного:

«В течение нескольких лет я был  журналистом.  Я путешествовал в России, на Востоке, в Европе. В 1905 году в течение нескольких месяцев забастовок и беспорядков, которые закончились вооруженным восстанием в Москве, я написал роман, основанный на идее вечного возвращения».

Роман Успенского получает признание читателей, но оставляет его автора таким же неудовлетворённым, каким он был до его написания. Он знает, что, хотя его разум может теоретизировать о высших измерениях, для него самого они недостижимы. Поэтому он продолжает свои исследования и поиски.

«В 1907 году я нашел теософскую литературу, которая была запрещена в России: Блаватская, Олкотт, Безант, Синнетт  и так далее. Это произвело очень сильное впечатление на меня, хотя я сразу увидел ее слабые стороны. Слабая сторона заключалась в том, что так, как это было, это не имело продолжения. Но это открыло для меня двери в новый, больший мир … «.

Успенский заслуживает внимания своей искренностью и способностью избегать самообмана. Он не покупается ни на что, чему не хватает «истины», к которой он так усердно стремился, и хотя эта литература вдохновляет его, он, тем не менее, видит её недостатки.

Стоит также отметить, что общественное признание его романа и лекции, которые он давал, также не удовлетворяют его. На ранних этапах своей жизни Успенский мог бы уже собрать вокруг себя последователей и начать учить, но его совесть не давала ему вести других по пути, в котором он сам не был уверен.

Успенский о Высших Измерениях

«Я обнаружил идею эзотеризма, нашёл возможный угол для изучения религии и мистики, и получил новый импульс для изучения более «высоких измерений»… ”.

Идея измерений очаровывает Успенского, который, по-видимому, унаследовал энтузиазм в отношении этого от своего отца. Время и четвертое измерение; что, если человек проникнет в более высокое измерение и сможет ощутить свое тело времени, сможет стать свидетелем своего прошлого, настоящего и будущего, и жить соответственно этому —  всё это кажется Успенскому бесценной способностью, которая поменяла бы весь ход человеческой жизни.

Успенский также решается на теоретические исследования высших, по сравнению с четвертым, измерений, и, в частности, «вечного возвращения» — измерения, в котором свою нынешнюю жизнь человек проживает бесконечное количество раз. Это основа его романа «Странная жизнь Ивана Осокина».

”Я изучал оккультную литературу; проводил все виды психологических экспериментов йоги  и магии, опубликовал несколько книг, в том числе и «Tertium Organum», и читал публичные лекции о Таро, о Сверхчеловеке, о Йогах и так далее”.

Неудовлетворённость Успенского

Несмотря на  все свои интеллектуальные предприятия и, несмотря на то, что его  книга «Tertium Organum»  становится бестселлером,  Успенский  чувствует, что реальность иных измерений, в существовании которых он так сильно верил, остаётся для него недостижимой.  Автор бестселлера, он, тем не менее, не удовлетворен успехом и продолжает поиски истины, что становится его отличительной чертой в более поздние годы.

Успенский позже признается, что самой сильной движущей силой стремления к самопознанию и самовоспоминанию была неудовлетворенность настоящим состоянием; что ничто не может вызвать столь сильного желания двигаться по пути внутренней эволюции, чем отвращение ко сну.

«Преобладающая эмоция у меня был страх — страх потерять себя, страх исчезнуть в чём-то неизвестном… Я помню фразу из письма, которое я писал в то время: « Я пишу Вам это письмо, но кто будет писать следующее письмо, подписав его моим именем, и что он скажет, я не знаю». Это был страх».

Успенский продолжает свои поиски надёжной опорной точки в мудрости, расширяя свои исследования разных ответвлений литературы и разных, ещё более  экзотических стран. Он формулирует необходимость непосредственного обучения и стремится соединиться со школами мудрости, которые, как он считает, все ещё могли существовать в его время, как останки почти утраченных древних традиций.

«Но было также много других элементов в этом: боязнь пойти по  неправильному пути, страх сделать необратимую ошибку, страх потерять некоторые возможности. Все это оставило меня позже, когда, с одной стороны, я начал чувствовать уверенность в себе, а с другой, обрёл практическую веру в систему «.

Успенский встречает Гурджиева

В начале 1900-х годов, Успенский предпринимает поездки на Ближний и Дальний Восток в поисках следов потерянного знания. Он возвращается в Россию и читает лекции о своём  поиске чудесного. Эти презентации привлекают к нему значительное количество  последователей и единомышленников. На одной из таких лекций, к нему подходят двое участников, и настоятельно рекомендуют ему встретиться с иностранным мистиком, который в то время находился с визитом в России.

Встретив Гурджиева в 1915 году, Успенский тут же обнаруживает, что Гурджиев обладает теми знаниями, которые он, Успенский так долго искал за рубежом.  На десять лет он становится учеником Гурджиева, изучая с его помощью принципы Четвертого Пути. Всё это происходит на фоне разрушения общественного порядка в России и, как ни странно, это каким-то образом дополняет процесс обучения. «Работа», как называл её Гурджиев, может происходить только под давлением, когда ничто невозможно получить даром и то, ценят ли студенты духовное превыше физического, подвергается самой глубокой проверке.

Текущие события  заставляют и Гурджиева и Успенского перемещаться. Между тем, формы обучения Гурджиевым развиваются и принимают такое направление, которое вынуждает Успенского оставить его и продолжить работу самому. Успенский оседает в Лондоне в 1930 году и начинает преподавать Четвертый Путь, а также пишет книги о системе, которой он научился от Гурджиева.

Успенский  умирает в Лайн Плэйс, в Англии 2 октября 1947 года.

Недавние Комментарии

Перейти к верхней панели